Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Аэ

Карты Упорядоченного

Взялась на праздниках рисовать понемногу карту Эвиала. В принципе, все уже готово, кроме городов, но это-то как раз самое трудоемкое.
Рисовать я не умею, а делаю что умею - рисую модельки в автокаде и рендерю их. Жалко, что после этого их приходится сильно ужимать, чтобы вышли всего лишь пиктограмки на карте. Потому у меня родилась мысль выложить эти отрендеренные рисуночки тут, дабы не лежали под спудом. Кто хочет - можете брать и пользоваться. Если использовать их в более крупном масштабе, то, конечно, они нуждаются в доработке, а то уж слишком "пластилиновые". :)
Модельки простенькие - смысла нет рисовать их подробней, когда после они будут совсем микроскопические.
Сначала старые, нарисованные для карт Средиземья

Башня обозначающая город на картах Средиземья:

Белые башни (к западу от Хобитании). На фотошопе я их перекрасила, а тут они желтые, дабы не потрялись на белом фоне :)

Домик, обозначающий на карте Хоббитаннии поселения хоббитов:


Из всего прочего внимания заслуживает разве что Красная книга


А вот новые изображения, для карты Эвиала.
Ордос:

Надо признаться, я просто обвела несколько башенок с обложки Бондаря к РМ.

Эргри:
Аэ

Грустные сказки

Это сказка не столько по мотивам сказки о царевне-лягушке, сколько по мотивам анекдота, который по мотивам этой сказки. Очень широко известна фраза оттуда "белый и пушистый", а сам анекдот почему-то редко вспоминают. Ну а это - вольная трактовка анекдота.
_______________

Лягушка-нецаревна

Было у царя три сына. Младшего звали Иваном царевичем. Решил царь женить своих сыновей. Дал им по стреле, да не простой, заговоренной. И говорит: "выйдите в чисто поле, широкое раздолье, и стреляйте, где стрела упадет, там и суженную ищите."
Ну у старших-то сыновей невесты были, и они заранее условились, куда стрела полетит, чтобы невеста сразу бы ту стрелу подобрала. А вот Иван царевич жениться не хотел и суженой у него не было. Он и думает: а заброшу-ка я стрелу подальше, глядишь, царь батюшка и не заставит жениться.
Повернулся он к дальнему лесу, натянул тетиву до самого уха да и пустил стрелу неведомо куда. Полетела стрела и попала в топкое болото и подняла ее лягушка-квакушка.
Старшие братья стрелы свои сразу нашли, и всё чин-чинарем - кто надо их подобрал, а Иван явился к отцу и говорит: мол улетела стрела, не знаю где и искать.
Осерчал царь батюшка: иди, говорит, и без стрелы не возвращайся, а не то оставлю без содержания, узнаешь тогда, почём Кузькина мать.
И не вздумай, говорит, подделать стрелу, я, говорит, свою заговоренную стрелу завсегда узнаю. Сугубо и трегубо.

Пригорюнился Иван царевич, да делать нечего -- надо идтить, стрелу искать. Надел он непромокаемые сапоги завернул краюху хлеба в тряпицу, сунул за пазуху, вышел на то место, откуда стрелял и пошёл в ту сторону, куда стрела улетела.

Брёл брёл, оврагами да по буераками, через коряги перебирался, все руки исцарапал, камзол свой золотом шитый порвал. Уж и не знает, сколько верст отмахал, думает что прошел их уже сотни и сотни. А стрелы нет как и не было.
Наконец забрел он на топкое болото. Скачет с кочки на кочку, по сторонам поглядывает - нет ли где его пропажи. Забрел в самую топь, кругом одни кочки, мохом поросшие, думает, как теперь выбираться-то отсюда? Кочки всё дальше друг от друга, уж и не знает, допрыгнет ли до следующей, чувствует, что так прыгать может только самый смелый или самый глупый, что одно и то же, само собой разумеется. Вдруг слышит - будто зовет его кто. Оглянулся - глядь - сидит на кочке лягушка, здоровенная, жирная и держит в лапах его стрелу.
Вздохнул Иван, думает: ну слава богу, сейчас стрелу заберу и домой скорее, греться. Да не тут то было, говорит вдруг лягушка ему человеческим голосом. Да голос-то какой противный!
- Возьми меня, Иван царевич, замуж, - и мерзко так улыбается своим ртом лягушачьим.
-Что ты, лягушка, в своем ли ты уме, куда тебе за меня замуж? Я парень видный, красавец мужчина, по мне все посадские девки сохнут, царевны из-за бугра портреты свои шлют. А ты? Ты на себя посмотри! Грязная, зелёная!..
- А ты не смотри, что я такая, это всё потому что в болоте сижу, а на самом деле я белая и пушистая, - и опять растянула губы в своей мерзкой улыбке.
Тут царевич изловчился и хвать стелу - думал отнять. Да не тут то было -- лягушка вцепилась в нее всеми лапами, да еще и зубами впилась. Трясет царевич стрелу, а лягушка на ней болтается - не отцепить никак. Противная, лапы в грязи болотной, а на спине тина прилипла.
Ну что тут делать? Положил царевич стрелу с лягушкой обратно на кочку, отвернулся, думает: что теперь делать?
Обиделась лягушка, надулась, губы кусает и говорит:
- Ишь ты, отворачивается не замечает, думаешь не пара я тебе, а я, между прочим -- судьба твоя. Заговоренной стрелой назначенная.
- Что ты, лягушка, -- говорит тогда царевич, -- это я специально вид делаю что не замечаю, на самом-то деле это я из чувства такта. Ну допустим, возьму я тебя во дворец, а ты узнаешь, что ты на самом деле такая зеленая и скользкая, а вовсе не белая и пушистая, так пусть уж лучше ты тут в болоте будешь сидеть и думать, что ты другая.
Поняла тут вдруг лягушка, что все так и есть. Заплакала.
- Иди говорит царевич, с миром, оставь меня тут. И губу себе прокусила, до крови.
Но царевича с детства воспитывали мамки да няньки, вежеству учили. Да так сильно учили что въелось это вежество ему в самую сердцевину костей. Вздрогнул царевич и говорит:
- Это ты, -- говорит, -- специально так говоришь, лягушка, - чтобы меня вынудить, ты хочешь сказать, что я тобой манипулирую, дёргаю за ниточки, ты думаешь, что это я с умыслом тебе сказал, ты двойное дно в моих словах ищешь, а на самом деле я прост, как лапоть.
Удивилась лягушка, думает: с чего бы это вдруг, такой поворот?
- Что ты, царевич, -- говорит, -- ничего такого я не думаю, я правда поняла, что ты прав, бери стрелу, иди себе.
- Ну нет, -- говорит царевич, -- ты меня подлецом хочешь выставить. А я царевич порядочный. Но все я же царевич, как мне быть, при дворе тебя не примут, заплюют.
- Иди,-- говорит лягушка, -- забудь, я не буду о тебе скверно думать. И почти откусила себе нижнюю губу.
- Ну нет, -- отвечает царевич, -- я лучше завтра роту стрельцов пришлю, пускай они канал отводной пророют, болото осушат, а когда ты белым пушком порастешь я вернусь и тогда замуж тебя возьму.
На том и порешили. Упрыгал царевич по кочкам обратно, да и стрелу не забыл прихватить.